Подборки книг Необычные девочки. Я прониклась глубоким уважением к доктору Уилбур — аналитику, обладателю солидных дипломов. Родители были религиозны, и в их доме многое было под запретом в ущерб потребностям человека. Эту часть читать очень тяжело даже мне, человеку с подобным образованием. Порой даже невозможно представить насколько жестоким может быть человек и какие изощренные пытки были воплощенны кем-то в реальность Скачать В формате epub: В интеллектуальном плане у нас с нею было много общих интересов, и мы явно ощущали родство душ.

Добавил: Fenricage
Размер: 60.20 Mb
Скачали: 55932
Формат: ZIP архив

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres. Моим родителям, Эстер и Уильяму Шрайбер, чья память стала пристанищем всех добрых мыслей и согласия. Виктория Антуанетта Шарло, Вики Пегги Лу Болдуин Пегги Энн Болдуин Она чаще боится, чем сердится. Мэри Люсинда Сондерс Дорсетт Марсия Линн Дорсетт Ванесса Гейл Дорсетт Нэнси Лу Энн Болдуин дата не установлена: Сивилла Энн Дорсетт Клара Дорсетт дата не установлена: Эта книга выходит из печати более чем через десятилетие после того, как я впервые познакомилась с женщиной, выступающей здесь под псевдонимом Сивилла Изабел Дорсетт.

«Сивилла» Флора Рита Шрайбер

Сивилла желает сохранить свою анонимность, и вы поймете причину этого, прочитав правдивую историю ее жизни. Однако Сивилла Изабел Дорсетт является реально существующим человеком. Наша первая встреча произошла осенним вечером года в нью-йоркском ресторане на Мэдисон-авеню. Уилбур, психоаналитик Сивиллы, устроила эту встречу для того, чтобы познакомить меня со своей пациенткой. Сивилла производила впечатление какой-то отстраненной и скованной. Я понимала, что лрайбер вызвано ее болезнью. Доктор Уилбур занималась вместе с ней одним из самых сложных и причудливых случаев в истории психиатрии: В общих чертах этот случай был известен мне в течение нескольких лет.

Некоторые из них, кстати, были посвящены именно данному случаю. Встреча была организована с конкретной целью: Доктор полагала, что будет недостаточно представить этот из ряда вон выходящий случай шрайюер специальном медицинском журнале, поскольку он не только имеет огромное медицинское значение, но и представляет интерес для широкой публики своими психологическими сивибла философскими аспектами.

Флора Рита Шрайбер — Википедия

Мне хотелось дождаться исхода дела, прежде чем принимать окончательное решение о написании книги. А тем временем мы с Сивиллой подружились. В интеллектуальном плане у нас с нею было много общих интересов, и мы явно ощущали родство душ. Сивилла стала частым гостем в моем доме. Она не раз доверительно рассказывала мне о том, что происходило во время сеансов психоанализа, а события, имевшие место у меня дома, зачастую находили отражение в ходе этих сеансов.

Постепенно идея написания книги стала все больше привлекать.

Я много и небезуспешно писала о проблемах психиатрии, имела хорошую подготовку и в области психологии. К году я успела поработать с многими психиатрами, рассматривая истории болезней, которыми они занимались. Даже мои статьи о политических деятелях, печатавшиеся в ведущих журналах страны, были драйбер ориентированы на психологическую сторону их личности. К тому же я — профессор колледжа в данное время это Колледж уголовного права Джона Гэя при Нью-Йоркском университете.

О книге «Сивилла»

Мои научные интересы — устный и письменный английский язык; определенная схожесть изучения языка и психологии и литературное наследие занятий языком дали мне предварительную подготовку для правильного подхода к случаю Сивиллы.

  СП 155.13130.2014 СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Более того, мне удалось поработать в театре, на радио и на телевидении. Я писала рассказы и пьесы и преподавала грамматику в Новой школе социальных исследований. Все эти факторы, сложившиеся вместе, как бы подталкивали меня к тому, чтобы перевести клиническое описание случая Сивиллы в литературную форму, способную книгч внутренний драматизм происходящего.

Мне хотелось написать эту книгу еще и потому, что я подружилась с Сивиллой и доктором Уилбур, смелость которой в ходе беспрецедентного процесса психоанализа меня искренне восхищала.

Я прониклась глубоким уважением к доктору Уилбур — аналитику, обладателю солидных дипломов.

Книга: «Сивилла» — Флора Шрайбер. Купить книгу, читать рецензии | ISBN | Лабиринт

У нее была обширная практика в районе Парк-авеню, и она пользовалась уважением в различных организациях психиатров, в том числе в Обществе медиков-психоаналитиков и в Академии психиатрии. Ныне, отказавшись от частной практики, доктор Уилбур работает профессором психиатрии в Медицинской школе Университета штата Кентукки. Я прочитала шрайьер медицинской шрвйбер о расщеплении личности и обсудила общие аспекты случая с другими психиатрами. Я восстановила одиссею жизни Сивиллы, побеседовав с людьми, знавшими штайбер по небольшому городку на Среднем Западе, который в книге я называю Уиллоу-Корнерс, штат Висконсин, и по Нью-Йорку.

Кроме того, я буквально шаг за шагом проследила все действия Сивиллы, которые она предпринимала во время своих странных путешествий в оболочке другой личности. Для того чтобы развернуть эту невероятную сагу, представляющую собой калейдоскоп событий, которые заставляют содрогнуться или испытать головокружение, я должна была прежде всего отделить зерна от плевел. Поначалу исследование заключалось в обзоре всех до единого документов, связанных с психоанализом Сивиллы, проводившимся одиннадцать лет.

В число документов входили: Кроме того, я изучала дневники Сивиллы, которые она вела с подросткового возраста до первого года психоанализа; к той же категории документов относятся письма, записи, которые велись в семье и в больнице, а также статьи в газетах и официальные документы города Уиллоу-Корнерса, составленные в те годы, когда там жило семейство Дорсетт.

В то же фора роли, которые мы играли, были весьма различны. Я всего-навсего воссоздавала то, что Сивилла уже прожила, а доктор Уилбур уже проанализировала. Но вероятно, никогда еще автору книги не попадались столь готовые к самоотдаче субъекты.

Нкига говоря, в ответ на любой вопрос они засыпали меня многоаспектным анализом этого вопроса. Кроме того, мне доставляло удовлетворение то, что всегда существовала возможность проверить медицинские факты, касающиеся этого случая, у лечащего врача и что флоа этого нужно было всего лишь набрать номер местного городского телефона.

Прочитав уже завершенный текст этой книги, Сивилла заметила: Истинная история Сивиллы предоставляет редкую возможность заглянуть в подсознание, тем самым позволяя более глубоко понять это явление.

Случай Сивиллы Дорсетт, являющийся отражением аномальной психологии и нехарактерным стереотипом развития, помогает по-новому оценить то, что мы называем нормой. Мы получаем возможность не только посмотреть свежим взглядом на могущество подсознательного, которое действует на мотивацию поведения человека, но и по-другому взглянуть на динамику деструктивных внутрисемейных отношений, на уродующее воздействие косной, фанатичной религиозной среды, на самоидентифицирование женщины с мужчинами своей семьи и на категорический отказ от самоанализа.

В скрытом виде в книге содержатся и ответы на вопросы: История жизни Сивиллы по-новому освещает роль подсознательного шрайбпр творчестве, тонкие взаимосвязи процессов запоминания и забывания, сосуществования прошлого с настоящим, а также позволяет оценить огромное значение так называемой первичной сцены в процессе возникновения психоневрозов.

  КНИГА ЭЛЬЧИН САФАРЛИ ТУДА БЕЗ ОБРАТНО СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Возможно, самое важное заключается в том, что читатель, постепенно подпадая под колдовское обаяние внутренних переживаний Сивиллы, расширяет сферу своего сознания. От звона стекла в висках забился пульс. Комната закружилась перед глазами. Ноздри заполнил внига запах химикалий — значительно более сильный, чем от тех, что действительно содержались в воздухе. Запах, казалось, исходил из неких смутных воспоминаний о каких-то давным-давно забытых переживаниях. Этот запах, столь отдаленный и в то же время столь знакомый, напоминал о старой аптеке на родине.

Разбитое стекло в витрине старой аптеки. Разбитое стекло в большой столовой. И оба раза обвиняющий голос: Сивилла Изабел Дорсетт торопливо бросила конспект по химии в коричневую застегивающуюся на молнию папку и поспешно направилась к двери, сопровождаемая недоуменными пристальными взглядами профессора и других студентов. Дверь за ней захлопнулась. Сивилла оказалась в длинном мрачном коридоре четвертого этажа Хевмейер-холла в Колумбийском университете.

Потом она в одиночестве ждала лифт. Ее мысли крутились по шрайебр. Слишком долго она выжидала, прежде чем покинуть лабораторию.

Флора Шрайбер: Сивилла

Она могла бы предотвратить случившееся, выйдя оттуда в тот самый момент, когда раздался звон стекла. Сивилла унига за своей папкой.

Ее не оказалось на месте. Не оказалось на месте ни лифта, ни мрачного коридора. Вивилла стояла на длинной прямой улице, покрытой снегом. Лифт не пришел, и Сивилла пошла пешком. Резкие снежные заряды хлестали ее по лицу. Снег, белый, хрустящий, кружащийся в воздухе, ложился ей под ноги. У нее не было ни подходящей обуви, ни перчаток, ни шляпы; окоченевшие уши начали побаливать. Легкое серое твидовое пальто, которое казалось очень теплым, когда она шла в лабораторию из своей квартиры на Морнингсайд-драйв, теперь практически не защищало от пронизывающего холода.

Сивилла взглянула на угол дома в поисках таблички с названием улицы. Никакой таблички нигде не было. Она стала высматривать дом, где можно было бы найти убежище. Может быть, бензозаправочная станция?

Аптека, химическая лаборатория, длинный мрачный коридор, лифт — здесь ничего этого не. Здесь была только улица, плохо освещенная, пустынная, безымянная улица в неизвестном ей месте. Старые, некрасивые, массивные деревянные строения некоторые выкрашены военной шаровой краской, другие покрыты листовым металлом выстроились по обеим сторонам улицы.

Над их входами нависали балконы, внизу находились огромные двери, а окна были крошечными.

Это место не могло быть Нью-Йорком. Возможно, оно находится в ее родном штате Висконсин, где ребенком Сивилла шрабйер не одну зимнюю метель, похожую на эту, и знала, что такое обморожение. Как она могла попасть в Висконсин через долю секунды после ожидания лифта в Колумбийском университете? Но за такое время вообще никуда нельзя было попасть.

Возможно, она никуда и не попала; возможно, она нигде и не находилась. Возможно, все это было каким-то кошмаром.